Надо ли бояться судебных приставов?

В газете «Призыв» № 42 за 30 октября – 5 ноября 2013 года было напечатано интервью старшего судебного пристава Лахденпохского района Александра Смольникова (статья «Исполнены будут решения в срок»). На эту публикацию поступил отклик (Мой отклик).

В частности, Александр Смольников приводит пример о том, что служба судебных приставов изъяла ребенка у жителя города Л., и за противодействие судебным приставам супруга гражданина Л. Была привлечена к административной ответственности. Он говорит: «Правомерность действий судебных исполнителей потом оспаривалась супругой Л. в районном суде, который оставил ее жалобу без удовлетворения…»

Далее идет упоминание о том, что адвокат этой женщины тоже пожаловался на действия судебных приставов, «якобы избивших его». Эту часть информации, содержащейся в ответах Александра Смольникова, считает изложенной неверно вышеназванный адвокат Геннадий Казак.

Он связался с нашей редакцией и попросил опубликовать его комментарий к статье, что мы и делаем:

– Четырнадцатого августа этого года я участвовал в судебном заседании мирового суда Лахденпохского района, защищая гражданку Л. по делу об административном правонарушении по ст. 17.8 КоАП РФ, – рассказывает Геннадий Казак. – В ходе заседания было установлено, что судебный пристав по ОУПДС М. В. Хворов 26 июля 2013 года, будучи привлеченным к исполнительным действиям, пригласил для участия в качестве понятых, при составлении акта совершения исполнительных действий, своего родного брата, у которого жена является сестрой взыскателя по исполнительному производству, и гражданку Ш., близкую подругу взыскателя по исполнительному производству.

В соответствии со статьями 59 и 63 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебные приставы и понятые не могут принимать участие в исполнительном производстве, если они имеют родственные, свойские отношения с участниками исполнительных действий, заинтересованы в исходе исполнительного производства.

В данное судебное заседание по инициативе защиты вызывался и А. Н. Смольников для дачи пояснений о том, знал ли он о родственных отношениях участников исполнительных действий.

Мой доверитель, гражданка Л., в Лахденпохский районный суд с жалобой на правомерность действий судебных приставов не обращалась. Мною было подано письменное заявление в следственный комитет, в котором я изложил ставшие мне известные факты и выразил свое мнение, что в действиях судебного пристава по ОУПДС М. В. Хворова при его участии в совершении исполнительных действий 26 июля 2013 года содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями). Из следственного комитета я, как заявитель, до настоящего времени не получил процессуального решения по моему заявлению.

После окончания судебного разбирательства, которое было 14 августа этого года, ко мне применили насилие и причинили телесные повреждения четыре судебных пристава по ОУПДС, после чего привезли меня в кабинет участковых уполномоченных отдела полиции Лахденпохьи. Почему меня не доставили в дежурную часть полиции – мне неизвестно. Судебный пристав по ОУПДС Д. В. Жданкин в чужом кабинете сел за чужой рабочий стол и составил в отношении меня протокол об административном правонарушении, которое я якобы совершил 14 августа 2013 г. в 14 часов 20 мин. После этого составил протокол о моем административном задержании. В протоколе он указал на якобы нарушение мною п. 3.2 «Правил поведения граждан в помещениях судебных участков мировых судей РК».

После моего обращения в Верховный Суд РК и в Петрозаводский городской суд было установлено, что «Правила поведения граждан в помещениях судебных участков мировых судей РК» не являются нормативным правовым актом, не порождают правовых последствий, не могут служить основанием для применения санкций к гражданам за невыполнение содержащихся в них предписаний. Указанные «Правила» не имеют юридической силы, на них нельзя ссылаться в правоприменительной деятельности.

За август-сентябрь 2013 года судебные приставы по ОУПДС, подчиненные А. Н. Смольникова,  составили в отношении меня четыре протокола об административных правонарушениях. Двадцать девятого октября и 1 ноября 2013 года по трем материалам, в том числе и по событиям 14.08.2013 г., были вынесены постановления мировых судей о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении меня в связи с отсутствием в моих действиях состава административного правонарушения. Еще один материал находится на рассмотрении в мировом суде Питкярантского района.

Таким образом, читатель самостоятельно сможет сделать вывод о законности действий подчиненных А. Н. Смольникова.

Сопоставляя время, место и способ применения ко мне насилия, считаю, что оно напрямую связано с моей профессиональной деятельностью по защите прав граждан.

Относительно мнения А. Н. Смольникова о законности проводимых судебными приставами по ОУПДС осмотров вещей, находящихся при физическом лице, при посещении судов Лахденпохского района у меня складывается впечатление о формировании у граждан чувства изначальной виновности при входе в суд. Как будто каждый из нас пытается пройти в суд для причинения вреда судьям и участникам процесса. Абсолютное большинство граждан приходят в суд за защитой своих гражданских прав.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 ФЗ «О судебных приставах» судебный пристав по ОУПДС имеет право «в порядке, предусмотренном законодательством РФ, осуществлять личный досмотр лиц, находящихся в зданиях, помещениях судов, … а также ДОСМОТР находящихся при них вещей при наличии оснований полагать, что указанные лица имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества и иные представляющие угрозу для безопасности окружающих предметы, вещества и средства».

При этом судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций (ст. 13 ФЗ «О судебных приставах»).

В своем интервью А. Н. Смольников без ссылок на нормативные правовые акты указывает на право судебных приставов по ОУПДС проводить осмотры граждан. Однако все нормативные правовые акты, изданные во исполнение прав судебных приставов, предусмотренных в ч.2 ст. 11 ФЗ «О судебных приставах», предусматривают случаи и порядок досмотра лиц и досмотра находящихся при них вещей.

Таким образом, полагаю, что если гражданин считает, что при входе в помещение мирового суда Лахденпохского района или в помещение Лахденпохского районного суда судебный пристав по ОУПДС своим поведением или отношением к гражданину ущемляет его права и законные интересы, гражданин вправе потребовать проведение личного досмотра и досмотра вещей, находящихся при нем, только в присутствии двух понятых и с составлением протокола. В дальнейшем действия судебного пристава по ОУПДС можно обжаловать в суде.

Материал подготовила  Л. Ш. ( Газета “Призыв” №43 )

Добавить комментарий